Ток-шоу «Сто вопросов для ТОП-100». Вторая серия

Дата записи: 9 июля 2011 г.; продолжительность: 20.35 минут.

Алексей Егоров, телеведущий НТВ, автор цикла передач «История всероссийского обмана»:
— Вопрос представителю золотоносных жил. Я вам уже задавал его, больно интересно: наших покупателей и зрителей очень сильно раздражает, что все вокруг китайское. Какая ситуация с золотом?

Александр Тарасов, руководитель группы продвижения ювелирной сети «585»:

— Я хочу всех несколько опустить на землю, на сегодняшний момент лидером в области производства ювелирных украшений является Индия, второе место занимает Китай. Поэтому «все китайское» — это не в нашу сторону, это мировой тренд. У нас пока 40% продукции представлено на импорте, остальное отечественный производитель, но если рассматривать ситуацию по России, то соотношение в России в ритейле между отечественным производителем и импортом 70% на 30%, 70% пока производят наши. Но в связи с политикой государства, которая, как я считаю, грамотно и правильно выстроена в пользу нашего производителя, это соотношение меняется, и я думаю, что через 5 лет соотношение будет в иную сторону — 70% будет импорта, 30% — у отечественного производителя. Во всяком случае, входя в гильдию ювелиров, мы обладаем такой информацией.

Алексей Егоров:
— Помните наши лихие 90-ые годы, цепи на шее и т.д. Это львиная доля ваших клиентов?

Александр Тарасов:
— Приезжайте в Ростов — вы увидите 90-ые, приезжайте в Астрахань — вы увидите 70-ые, поездите по России, съездите в Челябинск — вы увидите кризис, который не закончился. Очень много езжу по России, смотрю, ситуация везде разная. Здесь кто-то говорит: «Нам дышат в спину», в ювелирном бизнесе мы чувствуем дыхание, но мы как ежики в тумане, кто-то где-то дышит, а в какой области…

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group Inc.:
-Как та лошадь.

Александр Тарасов:
— Может, лошадь дышит, может, ежик дышит, может, медвежонок.

Алексей Егоров:
— Как сильно отличается ассортимент ваших магазинов в Москве и в Челябинске?

Александр Тарасов:
— У нас законодательная база гораздо жестче, чем у всех присутствующих, существует 17 пробирных инспекций, которые осуществляют клеймение и отслеживание драгметаллов по РФ. Мы не можем выкладывать контрафакт на прилавок, потому что это должно проходить через государственную инстанцию. И представить, что где-то в подвальном помещении есть станок для клеймения — это нереально. Плюс еще уголовный кодекс подразумевает определенную статью, не одна крупная, средняя, региональная сеть не будет играть в эти игры.

Алексей Егоров:
— Золотые изделия продаются через интернет?

Александр Тарасов:
— Тут опять же законодательная база. Продажа ювелирных украшений, если задаться полным спектром соблюдения юридически-правового аспекта осуществления продаж через интернет в том виде, в котором он существует, на сегодняшний момент противозаконна. К сожалению, это так.

Алексей Егоров:
— Вопрос «Детскому миру»: говорят, что у вас через интернет начинаются продажи. Это правда?

Михаил Сафран, руководитель маркетинговой дирекции, ГК «Детский мир»:
— Да, действительно в конце декабря запущен интернет-магазин. У него амбиции к концу этого года стать крупнейшим интернет-магазином детских товаров. До конца апреля он работал только в Москве, с мая вышел еще в несколько регионов, думаю, что это будет развиваться. По данным, которые у нас есть в области детской торговли, около 11 % товаров покупают через интернет.

Алексей Егоров:

-Это растущий сектор?

Михаил Сафран:
— Это очень растущий сектор. Мы не соревнуемся, не конкурируем с ассортиментом «Утконоса», но у нас заказывают кроватки, коляски, крупногабаритный детский товар – это действительно ходовой товар в интернете.

Алексей Егоров:
— В связи с этим вопрос к «Утконосу»: скажите, какой самый популярный товар у вас заказывается через интернет? Можете назвать пятерку?

Владимир Рюмин, генеральный директор «Утконос»:
— По товарам, наверно, прямо не назову. Большую долю наших клиентов составляют молодые мамы, которые сидят дома и им некогда и неудобно ходить с коляской по магазинам, они берут у нас как товары для детей, так и, экономя свое время, покупают продукты. Вторая большая категория населения это мидл-менеджмент, которые экономят свое время, проводят его либо на работе, либо стараются отдыхать, поэтому тоже стараются закупать фактически все: как продукты, так и сопутствующие товары. Достаточно большая часть населения – это люди в возрасте.

Алексей Егоров:

— Сильно отличается то, что люди закупают через интернет, от того, что люди покупают, приходя в магазин?

Владимир Рюмин:
— Из продуктов питания?

Алексей Егоров:
— Из того, что лежит в корзине.

Владимир Рюмин:
— Я думаю, нет. В целом, оно очень похоже. Единственное, чем мы отличаемся от обычного, мы позиционируем себя прежде всего как продуктовый ритейл, в нашей корзине по сравнению с остальными классическими ритейлерами больше нон-фуда – сопутствующего товара, и в настоящий момент мы планируем эту категорию расширять.

Дмитрий Потапенко:

— «Утконос» когда-нибудь будет в прибыли?

Владимир Рюмин:
— Я думаю, да.

Дмитрий Потапенко:

— «Жаль только, что в это время прекрасное, уж не придется жить ни тебе и ни мне»?

Алексей Егоров:

— А почему такие пессимистические прогнозы?

Дмитрий Потапенко:
— В первый раз с ребятами из «Утконоса» мы встретились в 2002 году.

Алексей Егоров:

— Когда вы заказывали себе тележку еды на работу?

Дмитрий Потапенко:

— Нет, мы ехали на пароходе в Нижний Новгород, там, конечно, были другие менеджеры. Я говорил: «Ну когда? Когда же он приедет, добрый доктор Айболит». Мне сказали: «Ну вот еще пару лет, и у нас все будет хорошо». Самое главное, что у вас есть уверенность, а все остальное вторично.

Владимир Рюмин:
— Еще пару лет, и точно все будет хорошо.

Дмитрий Потапенко:
— У меня есть двоюродный брат, я говорю: «Ну как дела?», он все время говорит: «Ты знаешь, последние 20 лет червонца не хватает».

Владимир Рюмин:

— В моем понимании зачастую ошибка у ритейлеров – это погоня за оборотом. По поводу этого есть очень хороший анекдот, я еще года не отработал генеральным директором в «Утконосе», я его на каждом совещании напоминаю своей команде: «Мужик на рынке торговал металлическими рублями, продавал их по 90 копеек. У него тоже спрашивали: «Как у тебя дела?» Говорит: «Супер. Выручка, оборот растет, клиент в очередь становится, прибыль подбить некогда».

Алексей Егоров:

— По поводу торговли через интернет, у нас здесь Михаил Владимирович Иващенко, представитель компьютерной сферы деятельности бизнеса. Торговля телефонами очень прибыльна, почему то же самое не происходит с компьютерами? Не потому ли, что много заказываем через интернет?

Михаил Иващенко, генеральный директор «Компьютерный центр «Кей»:
— Через интернет покупают гораздо больше то, что можно и доставить через интернет. В интернете выбор делают многие, все наши исследования показывают, что большинство обязательно зайдет, посмотрит, почитает, а потом идет в живой магазин для того, чтобы потрогать руками и забрать.

Алексей Егоров:

— Для тех, кто идет в живой магазин Apple, у нас Евгений Бутман. Евгений, почему на компьютерах Apple нет кнопочки delete, объясните, пожалуйста? Конечно, не к вам вопрос. Но это очень неудобно.

Евгений Бутман, президент ECS Group (Lego, Apple, Sony, Nokia):
— Вы уверены? Вы давно его видели?

Алексей Егоров:
— Backspace есть, а delete нет. Или когда запустили первый iPhone, у них нельзя было переотправлять в ответ смс — какие-то простейшие функции, которые есть во всех других мобильных телефонах.

Евгений Бутман:
— Вопросы, которые мне задают, делятся на 3 категории. Первая – то, что вы спросили: «Почему нет того или есть то?» Второй вопрос: «Когда будет iPhone 4, iPad 2, белые iPhone и т.д?» И «Почему так дорого?» На это я, уже не задумываясь, отвечаю, поэтому можете на выбор задать любой из них.

Алексей Егоров:

— Почему у вас такое странное объединение, вы представляете Apple, Lego, Sony, Nokia

Евгений Бутман:
— У нас замечательная бизнес-модель — мы занимаемся фирменной розницей. Все, что мы делаем, это фирменная розница. А начали мы с Apple и построили на мой взгляд, довольно неплохую сеть. Например, по сравнению с 2009 годом, в 2010 выручка выросла на 50 %, а в 2011 вырастет в 2 раза. И вообще, включая органический и неорганический рост и больше $30 000 с квадратного метра в год и т.д., в принципе довольно неплохой бизнес. Нам понравилось делать фирменную розницу, я считаю, что формат фирменной розницы очень жизнеспособный сам по себе, монобрендовые магазины.

Алексей Егоров:

— Простой вопрос: рядом с вами сидит человек, который тоже продает Lego в своих магазинах, у кого больше денег от продаж Lego у вас или у вашего соседа Михаила Сафрана ?

Евгений Бутман:
— Это не совсем корректный вопрос.

Алексей Егоров:
-Для этого меня сюда и позвали.

Евгений Бутман:
— Мы с соседом лучше друг с другом об этом поговорим. Есть вопросы публичные, есть интимные, кто от чего больше зарабатывает. «Детский мир» — это большие универсальные магазины и они имеют колоссальный трафик. Если говорить, какие бренды наиболее узнаваемые в детском ритейле – это, конечно, «Детский мир». Мы не строим свой бренд, мы не вкладываем в свой бренд, мы следуем за политикой Lego, на языке производителей, мы называемся Toy Specialist– это специализированный ритейл. Есть показатели, определенные стандарты по универсальным магазинам, есть по Specialist -магазинам. Это все разделы, сегменты ритейла, поэтому нельзя сравнивать впрямую, тем более по Lego мы конкурируем по Lego.

Алексей Егоров:
— Если сравнить в пределах одного торгового центра, где есть «Детский мир, и есть ваш магазин?

Евгений Бутман:

— Точно так же и по Apple: есть мы, есть рядом «М.Видео», «Белый ветер» и так далее, или у нас есть фирменный магазин Nokia, а напротив «Связной», «Евросеть». Это совершенно обычная реальность торгового центра. Здесь сидят профессиональные ритейлеры, а если бы мы разговаривали просто с потребителями об их впечатлениях, когда они просто приходят в торговый центр, им нужна максимальная свобода, максимальный выбор, чтобы они могли ходить, смотреть и т.д. Я уклонился от ответа про «Детский мир», потому что я с огромным уважением к ним отношусь, но могу сказать, что когда мы появляемся с магазином Lego в торговом центре, то у небольших магазинов, которые торгуют игрушками, продажи Lego существенно падают, потому что люди идут все-таки в фирменную розницу.

Алексей Егоров:
— Почему именно Lego? Ведь есть огромное количество марок, например playmobil, я знаю на примере своего сына, я ему всякие штучки покупал, но почему-то именно Lego прет.

Евгений Бутман:
— Если вы посадите в этот зал потребителей и спросите их, какие первые 10 детских брендов вы знаете? Я думаю, что на 5-ом, на 7-ом люди остановятся. Это только кажется, что известных, популярных детских брендов много, их не много. Среди детских игрушек, а Lego хоть и конструктор, но идет по разряду игрушек, он, безусловно, с огромным отрывом на первом месте. Lego — единственные, у кого есть внятная маркетинговая политика, своя позиция на российском рынке.

Алексей Егоров:

— Это тактика самого Lego или психология российский детей?

Евгений Бутман:
— Это политика самого Lego. Бренды игрушек не очень старые, они все молоденькие. Lego – старый бренд. Другие, playmobil , который вы назвали, помоложе. Там идет подражание, конструктор, состоящий из деталей, соединяемых друг в друга.

Алексей Егоров:

— Евгений, коварный вопрос, у меня в сценарии написано, что вы уже отошли от этого бизнеса, так?

Евгений Бутман:
— Да, сегодня у меня последний день в передаче дел. Я уже больше не возглавляю эту компанию, но я ее создал, построил, так что мне нечего стыдиться.

Алексей Егоров:
— Почему? Нет, не почему нечего стыдиться, а почему вы уходите?

Евгений Бутман:
— Большая часть того, чем я занимался, это был Apple, я работал 20 лет с 1991 года, решил, что можно еще чем-то заняться. Есть предприниматели, которые являются всю жизнь людьми одного проекта, есть кто-то, кто хочет за свою жизнь построить хотя бы два.

Алексей Егоров:
— Через год мы вас увидим на этом ТОП-100 в качестве кого-то?

Евгений Бутман:
— Думаю, через год только в качестве приглашенного, а через пару лет, может, и увидите.

Алексей Егоров:
— А через 3 года, будем все вас бояться.

Евгений Бутман:
— Нет, бояться меня никто здесь не будет.

Алексей Егоров:
— Давайте обратим внимание на ассоциацию торговых, независимых сетей России. Для вас АКОРТ – это конкуренция? Что вы скажете про Хасиса? «Какой хороший человек?»

Александр Мальчевский, исполнительный директор «Союза независимых сетей России» (СНСР):

— Лев Аронович – профессионал отрасли, можно испытывать к нему профессиональную и личную приязнь, и в некоторых вопросах он профессионал.

Алексей Егоров:
— Тем не менее, в чем логика существования двух разных ассоциаций?

Александр Мальчевский:
— Это два эшелона. Есть первый эшелон – это крупнейшие ритейлеры, это иностранные компании, это компании с многомиллиардными оборотами и со спецификой в структуре бизнеса. Мы – это второй эшелон – это малые и средние сети. У нас несколько другие интересы на рынке, другие поведенческие особенности, немного другой круг поставщиков, ассортимент, немного другие покупатели.

Алексей Егоров:

-Я, например, владелец магазина в регионе, зачем мне вступать в вашу ассоциацию?

Александр Мальчевский:
— Если у вас один магазин, вы не вступите. Вам нужно иметь как минимум два магазина. Это малый и средний бизнес, наш союз осуществляет помощь этим людям в закупках, в маркетинге, в мерчандайзинге, во взаимоотношениях с властными структурами и т.д. Если вы скажете Х5 – их знают все, если вы скажете какой-нибудь «Добрыня» — кто такой «Добрыня»? Это маленькая сеть в регионе, которая может через нашу организацию донести свою точку зрения или присоединиться к нашей точке зрения на рынке.

Алексей Егоров:
— Скажите, пожалуйста, у меня вопрос от человека, который ведет программу по линии потребительских расследованиях, в чем проблема Москвы? Я был в Армении, там вообще нет проблем с нормальным питанием, идешь в ресторан, магазин, там помидор, так помидор, петрушка, так петрушка, хотя сейчас, наверно, слово «петрушка «нельзя произносить. В среднем супермаркете отдел, где продаются мясные изделия, не замороженное мясо, площадь супермаркета как две трети этого магазина, и большой выбор свежего мяса, чего в наших магазинах я не вижу. Мясо реально хорошего качества. Понятно, потому что у нас Москва, до ближайших полей со свежими коровами далеко-далеко ехать. В среднем, качество продуктов в региональных магазинах лучше, чем в столичных супермаркетах?

Александр Мальчевский:
— Да, чем дальше от Москвы, от больших населенных пунктов, чем качество еды выше. Потому что то время, которое проходит от срыва с грядки, слива с вымени коровы до стакана, до нашего стола проходит меньше, и качество выше. Если мы говорим о товарах — если вы спросите о причинах, почему в Москве можно чаще найти просроченные товары или молоко худшего качества в Москве, чем в регионах, в деревнях, в небольших населенных пунктах. Я переведу ответ в философскую плоскость.

Алексей Егоров:

— Куда ты поехал жить? Что ты там хочешь?

Александр Мальчевский:
— Любой организм, любой человек болеет. Чем глубже он находится в цивилизации, тем больше болезней. Посмотрите на Москву, на Питер, на большие города, здесь больше болезней, больше бактерий.

Алексей Егоров:

— Я был в Германии на производстве сосисок, мясо пришло на завод в 4 часа ночи, в 8 утра вышло с производства, в 8-30 это лежит на прилавках магазинов в виде сосисок. Некий рекорд. У нас есть места, где могут так же быстро выдать свежий товар?

Александр Мальчевский:
— Везде. В подавляющем большинстве магазинов. Я некоторое количество лет проработал в крупных западных компаниях, минимальное время – полчаса. В российских магазинов – средних и малых форматов – максимум 40 минут, час.

Алексей Егоров:
— То есть с логистикой в регионах все нормально.

Александр Мальчевский:
— Да.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments