Давно подмечено: если в законодательстве есть хоть малейшая дырка, всегда найдется тот, кто сумеет в нее заглянуть. В бизнесе это даже не исключение, а золотое правило — неслучайно бухгалтеры и финансисты, знающие лакуны в кодексах и законах, получают зарплаты выше, чем те, кто уныло следует всем правилам.

— На рынке аптечного ретейла сложилась ситуация, при которой юридические лица, входящие в одну группу и фактически представляющие собой крупные аптечные сети, принимают решение раздробить структуру сети для применения специальных режимов налогообложения, — заявила на одном из отраслевых форумов исполнительный директор Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО) Лилия Титова. — Тем самым создаются искусственные условия для снижения налоговой нагрузки на всю группу юридических лиц, представляющих такую аптечную сеть.

И привела пример того, как начисляются налоги среднестатистической аптеки при едином налоге на вмененный доход (ЕНВД) и основном налогообложении (ОСНО). Если в среднем площадь такой аптеки составит 150 кв. метров, 100 кв. метров из них — торговый зал, то арендная плата составит около 180 тыс. руб. Примерная ежемесячная выручка такой аптеки достигает 2,5 млн руб., фонд оплаты труда — до 180 тыс. руб. Тогда разница в пользу ЕНВД аптеки составит 66 тыс. рублей в месяц и до 800 тыс. руб. в год. Для большой аптечной сети счет идет уже на десятки миллионов рублей в год. СПФО выразил свою обеспокоенность ситуацией, при которой некоторые аптечные сети искусственно создают условия для снижения налоговой нагрузки, о чем и сообщил в Федеральную налоговую службу и Федеральную антимонопольную службу.

— Позиция раздробленных сетей достаточно рискованная, — прокомментировала свою позицию "РГБ" Лилия Титова. — Они вводят в заблуждение потенциального инвестора, снижают уровень контроля над рынком, увеличивают риски для входа на него недоброкачественной и фальсифицированной продукции и в целом наносят вред своему имиджу на фармрынке. Ведь в глазах государственных органов эти крупные сети равны малому бизнесу, нуждающемуся в поддержке и дополнительных льготах, а в глазах поставщиков являются крупными игроками. Такой бизнес непрозрачен и повышает риски финансовой неустойчивости.

— Налоговые льготы предоставляются государством только для малого бизнеса, — уверен и генеральный директор аптечной сети "Ригла" Александр Филиппов. — И если крупный бизнес маскируется под малый, чтобы сократить налоговое бремя, то это, конечно, нарушает условия честной конкуренции. Правила должны быть одинаковыми для всех.

— Нездоровой является сама ситуация, которая вынудила крупные аптечные компании дробиться на бесконечное число юридических лиц, — не согласна исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей (РААС) Нелли Игнатьева. — С 2011 года налоговое бремя для аптек выросло в непосильные 2,5 раза. До 2010 года все аптечные организации были отнесены к отдельной категории налогоплательщиков, наделенных правом применения ЕНВД. А с 2011 года специальный налоговый режим остался, но не для всех аптек, и тем самым обеспечил неравные условия налогового обременения. Те, у которых штатное расписание не превышает 100 человек, а доля юридического участия в уставном капитале не выше 25%, могут применять ЕНВД, а другие нет. Хотя по остальным критериям применения ЕНВД практически все аптечные организации равны. В ущемленном положении оказались те компании, которые являлись гарантированными налогоплательщиками, и в их числе государственные аптечные организации. Повышение налогового бремени (ОСНО и ставка отчислений в государственные внебюджетные фонды в 34%) обеспечило для 90% аптечных организаций страны отрицательную рентабельность уже к июню 2011 года.

В качестве примера Нелли Игнатьева приводит "Мособлфармацию" — эта муниципальная сеть Московской области была продана как нерентабельный актив. Канула в историю и федеральная аптечная сеть "36,6", имевшая в своем составе более 1000 аптек в 30 регионах, от нее сохранилось лишь около 100 аптек, и в основном в Москве. И хотя РААС прогнозировала такие последствия изменений налогового режима, к ней тогда не прислушались.

В принципе потребителям редко известно, является ли аптека, в которую они обратились, сетевой или самостоятельным малым предприятием. Для них важнее, доступные ли там цены, хороший ли сервис, гарантированное ли качество лекарств. И тут у сетей есть немалые преимущества — крупные поставки позволяют снизить цены, а бренд сам по себе является гарантией качества. Именно поэтому в последнее время так активно развиваются сети-дискаунтеры, сочетающие в себе преимущества бренда и низких цен. Сдерживать их не в последнюю очередь позволяют в числе прочего и приемы снижения налоговой нагрузки. Но этот вариант неприемлем для сетей премиум-класса, которые в результате теряют покупателей. Возможно, именно это служит причиной разногласий в профессиональном сообществе. Но все же законно ли такое дробление бизнеса "почкованием" или нет?

— Ответить на этот вопрос может только налоговая инспекция, — полагает исполнительный директор Национальной фармацевтической палаты Елена Неволина. — Как и на тот, являются ли эти юридические лица аффилированной сетью или нет. Во всех остальных случаях это вполне законно. Запрета на ведение бизнеса, объединяющего малые и средние самостоятельные предприятия, работающие под одним брендом, у нас нет. Но при условии, что они не управляются одним аффилированным лицом, потому что в этом случае они не получают никаких налоговых льгот. По этому же варианту сегодня создаются закупочные ассоциации малых и средних аптечных организаций — самостоятельных юридических лиц. И для дистрибьютора, и для производителя они представляют такой же интерес, как и крупная сеть.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar