Илья Михайленко, старший партнер компании АСТ (Агенство Страховых Технологий) и Анастасия Белецкая, руководитель направления маркетинга, рассказали о состоянии рынка страховых услуг и о том, как страховщики могут быть полезны ритейлерам.

Илья, расскажите о вашей компании. Как долго вы существуете на рынке, каких успехов достигли за это время?

Компания существует с 2004 года. Начиналось это все как небольшой бизнес. Генеральный директор и мой партнер Ирина Лукьянова в отрасли с 1989 года, я – с 1990-го. Мы вместе работали в ряде страховых компаний, таких как «Россия», «Ингосстрах», «Ренессанс». В 2004 году мы решили создать страхового брокера. За это время было много чего сделано, мы превратилась из консультанта в компанию, которая помимо работы с корпоративным сегментом выступает в качестве такого классического подрядчика-аутсорсера у большого количества автопроизводителей по программам страхования автотранспорта.

На сегодняшний день мы работаем с такими концернами как «Рено-Ниссан», «Мерседес», «Порше» и на подходе еще ряд производителей, с которыми мы тоже будем работать в качестве партнеров. Мы отвечаем за формирование страховых программ, за организацию продаж в дилерской сети и еще ряда функций. То есть, мы подбираем страховщиков, прописываем процессы, отлаживаем страховые продукты под каждый сегмент. Эта деятельность связана с IT. Мы все больше и больше тратим усилий и вкладываемся в IT, становимся такой, скажем, операционной компанией, которая оказывает услуги, в том числе и по обработке информации, потому что когда мы выступаем в качестве аутсорсера, мы являемся и поставщиком программного решения, в частности для автопроизводителей.

Илья Михайленко, старший партнер компании АСТ.

В корпоративном сегменте мы достаточно активно работаем в области личного страхования, то есть это добровольное медицинское страхование, страхование от несчастных случаев, страхование от критических заболеваний. Такие вещи тоже можно страховать и ряд компаний включает это в свои социальные пакеты для сотрудников. Это одно направление деятельности. Второе – страхование имущества, различных видов ответственности, страхование грузоперевозок. Это тоже в основном корпоративный сегмент. И то, что уже упоминалось, автомобильное направление, но уже в классическом виде – это страхование и физлиц и автопарков (страхование машин корпоративных клиентов), но уже по обычным программам.

Кроме того, мы стали развивать работу по перестрахованию – это размещение рисков российских страховых компаний на западе. Когда не хватает емкости у российского страховщика и ему нужно часть рисков перераспределить, мы в состоянии оказать помощь и поддержку в этой области нашим партнерам.

Какие продукты и услуги вы предлагаете бизнесу? Есть ли существенные отличия в работе брокера с частными лицами и с компаниями, и если есть — то какие?

Да, с физлицами мы работаем. Если говорить о продаже физическому лицу страхового полиса, то это скорее сотрудники корпоративных клиентов. Если говорить о программах автопроизводителей, то там мы занимаемся непосредственно организацией этих программ. Сами полисы выписывают сотрудники дилеров на местах. У нас там несколько другая функция, мы должны обеспечить программное обеспечение, обеспечить сам продукт, процессы и так далее.

Расскажите о российском рынке страхования. Насколько проблемно на нём работать и почему?

Особенности, безусловно, есть, как и на каждом рынке. Российский рынок страхования на сегодняшний день представлен достаточно большим количеством компаний, около 200. Но количество это сокращается – это как раз одна из особенностей российского рынка. 10 лет назад было около 1000 компаний, большое количество мелких, и это все стало постепенно отмирать. По мере того, как появился регулятор в лице Центробанка РФ, количество компаний стало резко сокращаться в условиях ужесточения надзорной функции. И в принципе, это дальше продолжается. Мы наблюдаем, что количество банков и страховых компаний каждый год сокращается. Корпоративный сегмент может чуть меньше, но тоже затрагивает, такая же тенденция прослеживается.

Сейчас риски по отношению к мелким и средним страховым компаниям несравнимо выше, чем это было 5 лет назад. То же самое и в банковской сфере. То есть, сейчас ты в маленьком банке, ну раз 10 подумаешь, открывать счет или нет. С точки зрения страхового рынка происходит приблизительно то же самое. Мелкие и средние компании не могут себе больше позволить заниматься всем спектром и выживают только те, кто выбирает какую-то конкретную специализацию.

Емкость российского рынка не очень большая, потому что совокупная величина активов российских страховщиков невелика. Нас сложно сравнить с японским, американским, китайским или английским рынками – активы одного китайского страховщика, причем далеко не первого, могут составлять сотни миллиардов долларов. У нас даже у лидеров и близко ничего такого нет. Поэтому понятно, что все крупные риски индустриальные, хоть и страхуются российскими компаниями, но дальше все размещается на западных рынках и львиная доля ответственности перекладывается на западные рынки. Часть компаний находится под санкциями и для защиты этих рисков была создана российская национальная перестраховочная компания. Такая вот особенность.

В чём специфика страхования объектов ритейла?

Если говорить о рознице и вопросов, касающихся розничного бизнеса, то розницу можно глобально поделить на две группы: компании с российскими акционерами, с российскими требованиями по ведению бизнеса и компании с международным участием. Последние, как правило, более заинтересованы в страховании, больше покупают разных страховых продуктов, например, они всегда без исключения, в отличие от российских собственников, страхуют риски строительного монтажа при возведении объекта недвижимости. Они очень часто, если это не один акционер, а группа акционеров, страхуют ответственность управляющего состава перед акционерами и перед третьими лицам за то, что они неумышленно нанесли своими действиями ущерб.

Российские компании такого рода продукты обычно не берут. Если говорить не о недвижимости, а о товарах на складе, например, это касается уже розничных компаний, которые являются арендаторами, для них свой набор продуктов. Их скорее волнует логистика, перевозка товара и его хранение на складах и в магазинах, отделка тех помещений, которые они берут в аренду и их ответственность перед другими арендаторами и арендодателями. Там разные ситуации, наиболее прогрессивные и быстрорастущие компании используют механизмы страхования. Есть ряд компаний, которые к этому еще не пришли и считают, что «низкая вероятность», «не буду», «жалко денег» и так далее.

Те, кто осознает потребности, кто этим интересуется, с теми мы работаем и помогаем сориентироваться, какие продукты лучше работать. Те, кто идет вперед с точки зрения роста сети, кто заботится о своем имидже хорошего работодателя, им мы прорабатываем программы с социальной защитой и мотивацией персонала. Все зависит от того, что хочет клиент. Как правило, если уже подружились с клиентом, и он начинает нам доверять, то мы развиваем отношения в разных областях, потому что мы работаем только в условиях доверия. Если нам клиент доверяет, мы можем работать, если со стороны клиента доверия нет, то ничего не получится.

После пожара в «Зимней вишне» Всероссийский союз страховщиков предложил ввести обязательное страхование ответственности владельцев мест массового пребывания. Как вы относитесь к этой инициативе?

Если говорить о ситуации с «Зимней вишней», то тут проблема делится на две части. Первая и основная – собственник помещения. Помимо того, что он должен строить здание в соответствии с нормами, соблюдать пожарную безопасность, он должен страховать это здание – раз. Должен страховать ответственность перед посетителями – это два. И, честно говоря, не знаю детально, что там было со страхованием в «Зимней вишне», не буду говорить. Но по идее, если бы это все было застраховано, то ущерб материальный покрывался бы классическим полисом страхования имущества от огня и других опасностей.

Анастасия Белецкая, руководитель направления маркетинга.

То, что пострадали люди, это компенсировало бы в рамках полиса страхования ответственности. Понятно, что деньги не заменят людей, человеческие жизни. Трагедию деньги не ликвидируют, но все же страховые выплаты помогают пострадавшим и родственникам погибших. Конечно, если говорить об инициативах «давайте сделаем обязательным» то или иное, я не «за» то, чтобы в бизнесе существовали подобные условия. Это неправильно. Скорее, это должно продвигаться на уровне идеи через бизнес-сообщество.

Общество, пережив трагедию, должно осознать последствия этой трагедии, делать выводы, как-то публично обсуждать и делать выводы, что как-то по-другому делать просто неприлично. Нужно вместо того, чтобы давать взятки пожарникам, соблюдать пожарные нормы, иметь планы эвакуации, следить за действиями персонала. И нужно иметь страховой полис, который в случае чего компенсирует потери.

Как владельцу бизнеса понять, какой вид страхования и на каких условиях необходим его компании? Дайте несколько советов — с чего начинать и на что обращать внимание.

Я не могу сказать, что есть очень большой список страховых продуктов, но под каждым названием (страхование имущества или страхование грузоперевозок, например) скрывается большое количество нюансов. Мы начинаем с того, что пытаемся понять основные бизнес-процессы клиента, в каких именно точках у него возникают основные страхуемые риски. Есть риски страхуемые и не страхуемые. Если в каких-то зонах есть риски, которые подлежат страхованию, мы их рекомендуем. Это все зависит от бизнес-модели.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.

робономика

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar